Glory in Defeat

 

 

 
         

 

   

 

МЕМУАРЫ

 

 

ЛЕЙТЕНАНТ ТОМАС ПИТТ

3 батальон
504 парашютно-пехотный полк
82 вдд

 

 

Данный текст представляет собой запись беседы Томаса Питта с сыном, состоявшейся в 1992 году. Минимальные правки (помеченные в тексте скобками) сделаны сыном ветерана Томасом Питтом младшим.

 

Главная проблема состояла в том, что подразделениям 505-го парашютно-пехотного полка не удалось захватить мост через Ваал в Неймегене. Тем временем к мосту подошли британские силы. Они сделали несколько попыток прорвать немецкую оборону фронтальным ударом, но ничего не добились. Таким образом родился план отправить войска через реку ниже по течению. Примерно в миле от моста располагалась фабрика и оттуда штурмовая группа должна была переправится на лодках и подобраться к мосту. Оказавшись зажатыми с двух сторон, немцы, скорее всего, сдадутся.

Мое подразделение - 3-й батальон 504-го парашютно-пехотного полка был избран для этой миссии. Нам предстояло на время переквалифицироваться в морских свинок. Важной вещью, которая должна была произойти еще до того, как мы начнем переправу через реку, была поддержка с воздуха. Британские «спитфайры» («тайфуны»), имевшие приличную дальность полета, действовали, как я думаю, откуда-то с территории Франции. После некоторой задержки прибыли два самолета и принялись обстреливать противоположный берег и дамбу на нем, вдоль которой окопались фрицы. Во время второго захода немцы подбили один из самолетов и второй тут же убрался восвояси. На этом воздушная поддержка закончилась.

У британцев были такие здоровенные танки, я позабыл их название («Кромвели»). Они должны были обеспечить нас огневой поддержкой и поначалу все так и было. Примерно восемь или десять танков были закопаны в стороне от нас, ближе к мосту. Они открыли огонь и за короткое время выпустили довольно много снарядов, но вскоре немецкая артиллерия открыла ответный огонь. Как мне кажется, четыре или пять британских танков были подбиты, а остальные отошли в тыл.

В это время нам приказали получать лодки и приступать к форсированию. Лодки были брезентовые с деревянной рамой и выдерживали двенадцать человек. Мы должны были сами грести, чтобы переправиться через реку. Мы разобрали лодки и выбежали с ними из-за здания фабрики. Я думаю, немцы не догадывались, что мы там укрылись. Мы пересекли песчаный пляж шириной примерно ярдов 50 и наконец добрались до воды. Мы тащили на себе все наше снаряжение и еще эти чертовы лодки. Вдобавок ко всему этому дерьму наш старик (майор Кук)  приказал проложить через реку телефонный кабель, чтобы мы могли вызвать с того берега поддержку и прочее. Мы не были уверены, что радио будет нормально функционировать на таком расстоянии. Так что к нашей лодке приписали парня из отделения связи с катушкой кабеля на спине.

Мы забрались в лодки. Поверхность воды выглядела так, словно шел дождь. Сначала мы думали, что так и есть, но потом сообразили, что это не капли бьют по воде, а пули и осколки, летящие в нас с того берега. И мы поплыли. Гребли мы тогда, скажу я, просто как сумасшедшие. Изрядное количество лодок перевернулось, прежде чем мы перебрались через чертову реку, и почти все плывшие в них парни были убиты.

Я могу только гадать, сколько лодок мы потеряли. Это была чертовски широкая река. Мы повыпрыгивали на берег, а два парня, что плыли вместе с нами (саперы) отправились назад, чтобы доставить новую партию. Им понадобится изрядно мужества и времени, чтобы сделать это. Впрочем, фрицев теперь уже не слишком волновало то, что происходит на реке. Теперь их волновали мы. Перед нами лежал похожий на пляж участок земли от 200 до 800 ярдов шириной, отделявший берег от дамбы. Фрицы окопались на этом пляже, но при нашем появлении стали отступать к дамбе. Мы преследовали их буквально по пятам, а они только беспорядочно отстреливались. Нам всем нужно было во что бы то ни стало добраться до этой чертовой дамбы, потому что никакого другого более-менее приличного укрытия на берегу не было. Мы пробежали примерно половину расстояния до дамбы, когда этот парень из отделения связи вдруг сбросил с плеч катушку и прокричал: «У меня кончился провод. Телефонный аппарат нужно устанавливать здесь!» Я ответил ему: «К дьяволу телефон, парень, забудь о нем. Главное - добраться до дамбы. Поболтаем с тем берегом как-нибудь потом».

Так мы наконец добрались до дамбы и вскарабкались на нее. Фрицы были на другой стороне. Ширина верхнего участка дамбы была 10 ярдов или около того и именно такое расстояние отделяло нас от врага. Некоторое время мы перебрасывались гранатами, что напоминало детскую забаву. С их стороны прилетали «картофелемялки», мы отвечали им «ананасами». Моя задача состояла в том, чтобы удерживать левый фланг, пока другие наши парни будут переправляться, и не позволить немцам перегруппироваться и зайти к нам в тыл. Поэтому мы вцепились в дамбу. Фрицы несколько раз пытались прорваться на нашу сторону, но мы прогоняли их прочь изрядной порцией свинца. Так что они остались ни с чем. Прошло некоторое время и через реку прибыла партия солдат 1-го батальона. Пляж уже был очищен от противника. Уже начало темнеть, день подходил к концу. Парни из 1-го батальона заявили, что теперь они будут удерживать левый фланг плацдарма.

Прекрасно. Я собрал своих людей и мы двинулись вдоль плотины к мостам. Солнце было совсем низко над горизонтом. Мы добрались до первого моста и прошли под полотном на другую сторону насыпи. Это был железнодорожный мост. Со мной был взводный сержант Граус. Я посмотрел вверх и увиден на насыпи каких-то людей. Я закричал им: «Эй, вы из какого подразделения?!» Ответом мне была пулеметная очередь. Мы попадали на песок и поскорее поползли назад под мост. Сержант Граус посмотрел на меня и сказал: «Лейтенант, я думаю эти парни принадлежат к одной из немецких танковых дивизий. Вам действительно хочется узнать - к какой именно?» Одну вещь мы теперь знали точно. Мост все еще в руках немцев.

Мы пробрались к какой-то канаве, которая шла под мостом и уходила дальше параллельно берегу. В сумерках мы ускользнули по ней незамеченными.  Думаю, что к тому моменту, немцам уже было не до нас. Мы прошли еще примерно треть мили и перед нами оказался автострадный мост. Командир батальона майор Кук был уже там. Потом подошли британские танки, которые сумели прорваться по мосту на наш берег. Защищавшие мост немцы разбежались кто куда. Вскоре подошли солдаты роты Н, роты G и других подразделений. Я не могу сказать, сколько всего людей там было. Затем приехало несколько джипов и среди прибывших были командир дивизии генерал Гэвин и его радист. Они вылезли из машины и зашли в дом, стоявший прямо у моста. Мы окружили дом, поскольку теперь он превратился во временный командный пункт. Они вошли в дом, чтобы доложить обстановку и получить информацию о дальнейших действиях. Мы тем временем делали первые попытки выяснить ситуацию на дороге, ведущей в Арнем. Потом - к этому времени стало уже совсем темно - приехал британский штабной автомобиль и из него выбрался какой-то британский старший офицер. Это, возможно, был командир корпуса. Но я не уверен в этом до конца. В любом случае он был крупной шишкой и прибыл вместе с целой свитой. Они подошли к группе наших офицеров, в которой были полковник Таккер, генерал Гэвин, майор Кук, я и один из офицеров связи. Но с появлением такой шишки, все, кроме генерала, стали просто фоном.

Гэвин сказал: «Мы посадим людей на ваши танки и пустим впереди, чтобы обеспечить прорыв к Арнему». Я не помню, сколько миль было оттуда до Арнема, но не больше двадцати, это точно. Британский командир сказал: «Мои танки не воюют ночью». Гэвин переспросил: «Вы не воюете ночью? Ладно. Но если мы будем ждать рассвета, немцы успеют перебросить сюда подкрепление». Британец ответил: «Я знаю. Но мои танки не воюют ночью». Тогда Гэвин сказал: «Если бы в Арнеме были американские парни, наши танки пошли бы туда в любое время суток. Мы сделали бы все, что нужно, чтобы спасти их». На что эта шишка ответила: «Мы так не можем. Мы начнем движение только утром».

Таким образом, все, что мы получили, это периметр примерно в 500 на 1000 ярдов или чуть больше. А утром дорога на Арнем стала ничем иным, как скоплением немецкой бронетехники. нам удалось прорваться по ней не дальше, чем половина пути до Арнема. Нам не хватило всего несколько миль, чтобы прийти туда, только и всего.

И еще... Я думаю, что ни одному из тех парней, что плыли через реку в брезентовых лодках в тот день и оказались достаточно везучими, чтобы добраться до противоположного берега, когда-нибудь удастся вычеркнуть из памяти эту переправу. Невозможно найти подходящих слов, чтобы выразить, какой ад там был. Я никогда не забуду тот день и время от времени мне снится один и тот же сон - я снова в брезентовой лодке и снова гребу как сумасшедший...

 

 

Источник

 

Англоязычная версия интервью размещена на сайте Drop Zone.

На русском языке публикуется впервые.

a перевод с английского Евгения Хитряка.

 

 

Главная страница

Мемуары

 

Найти:

на сайте везде

 

 

 

 

5Вверх5

 

         
  Copyright © 2004 Glory in Defeat. All rights reserved.
Evgeny Khitryak & Vadim Ninov