Glory in Defeat

 

 

 
         

 

   

 

МЕМУАРЫ

 

 

КАПРАЛ ТОМ ХОАР

3 парашютный батальон

1 парашютная бригада

1 вдд

 

 

Мы вылетели с аэродрома неподалеку от Линкольна и очень скоро были уже над английским побережьем. Люди внизу выбегали на улицу и смотрели в небо в изумлении, потому что над ними волна за волной шла армада транспортных С-47 с парашютистами и бомбардировщиков, буксировавших планеры с оборудованием. Вся эта масса самолетов двигалась на восток. Я думаю, что рев моторов сотрясал землю. И это не удивительно - ведь в первой волне летело почти 5 тысяч самолетов, не считая планеров.

Время шло довольно быстро, мы летели над Северным морем. Ничего не происходило до тех пор, пока мы не пересекли побережье Голландии. Тут нас встретили первые залпы зениток. По мере того, как самолет продвигался все далее над плоской и испещренной реками и каналами землей Голландии, во мне все больше росло напряжение, я все яснее ощущал, что сражение уже началось. И я невольно задумывался, что же ждет нас на земле. Но я не мог получить ответа на мой вопрос, пока мы не подошли к намеченным зонам высадки. Загорелся красный свет, затем зеленый, команда «Вперед». И мы стали выпрыгивать из самолета. Я гадал, какую встречу приготовили для нас немцы, но вся высадка прошла гладко. Сопротивления не было вовсе. Наше прибытие застало немцев врасплох. Кто знает, как все повернулось бы, если бы нас высадили ближе к мосту.

Когда мы добрались до слияния шоссе с дорогой, ведущей в Вольфхезе, и часть взвода, шедшего в авангарде, уже минула этот перекресток, со стороны Вольфхезе на полной скорости вывернул немецкий штабной автомобиль. Водитель слишком поздно понял свою ошибку. Он попытался развернуться, но наши солдаты открыли по машине огонь с обеих сторон.  Автомобиль был буквально изрешечен пулями. Пассажиром справа от водителя оказался генерал Куссин, комендант Арнема. Он попытался выскочить из машины, но был убит на месте, как и водитель и еще один пассажир автомобиля. Мы оставили их тела лежать там, где их застала смерть. Нам необходимо было как можно скорее двигаться вперед и максимально использовать светлое время суток.

Голландцы приветствовали нас. Когда мы вошли в Остербейк, нас встречала огромная толпа. Нам предлагали яблоки и вино. На лицах голландцев светились счастливые улыбки. Пройдя деревню, мы попали под обстрел 6-ствольного миномета, который, как удалось установить, находился у водонапорной башни. Не потребовалось слишком много времени, чтобы обнаружить его и уничтожить. Потом снайпер подстрелил одного из наших парней, и нам пришлось с ним разобраться. Противодействие противника все возрастало. Мы провели ночь на задних дворах домов на окраине Арнема.

Примерно в три часа утра мы снова двинулись вперед. Хотя вражеский огонь не был сильным, мы свернули на более короткий маршрут, по которому шел ранее 2-й батальон. Ребята Фроста, как нам стало известно, уже захватили и удерживают северный виадук моста. Мы двигались в хорошем темпе, сделав всего несколько остановок, чтобы уничтожить вражеские огневые точки. Но потом мы натолкнулись на хорошо подготовленную линию обороны. С этого момента все изменилось. Противник ввел в бой самоходные орудия и танки, которым мы не могли ничего противопоставить. Человеческая плоть и кости не способны выдержать натиска брони. С этого момента мы стали отступать. На всем пути отхода к Остербейку противник преследовал нас. Они использовали артиллерию, самоходки и огнеметные танки. Они сжигали дотла здания, в которых мы устраивали оборонительные позиции. Они вытесняли нас все дальше к Остербейку, и там мы присоединились к сборному подразделению, названному «отряд Лонсдейла», по имени его командира майора Лонсдейла.

Нашей задачей стало удержание позиции рядом с церковью Остербейка на самой близкой к реке части периметра обороны дивизии и отражать все попытки немцев отрезать наш плацдарм от береговой линии - нашего единственного пути отхода. Я восхищался голландцами, которые самоотверженно заботились о раненых, вне зависимости от того, кто это был - британцы или немцы. В понедельник младший командир обошел наши окопы и сообщил, что мы должны небольшими партиями отходить с позиций возле церкви. Майор Лонсдейл с кафедры проповедника сообщил нам, что этой ночью мы будем эвакуироваться - новость долгожданная и это была самая лучшая проповедь, которую мне довелось слышать. Я уже достаточно натерпелся за все прошедшие с момента высадки восемь дней. Когда пали сумерки, была выделена специальная группа бойцов, которая натянула ленту из белой материи, ориентируясь по которой мы должны были выйти к реке. Церковь и берег разделяли несколько сотен ярдов. С южного берега артиллерия начала обстрел противника, чтобы прикрыть нас, а тяжелые орудия 2-й армии открыли огонь с дальних позиций, накрывая территорию вокруг периметра.

Более 2000 солдат было эвакуировано в ту ночь. Только 75 человек моего батальона сумели перебраться на безопасный южный берег. 75 человек из более чем 500, высадившихся у Арнема десятью днями ранее. Колонной по одному, держась друг за друга, останавливаясь через каждые десять ярдов, под проливным дождем, мы выбрались к берегу. Тут, по колено в грязи, мы ждали, когда подойдет наша очередь переправляться. Солдаты 43-й пехотной дивизии и канадские саперы руководили переправой. Они распределяли парашютистов по легким брезентовым лодкам с навесными моторами. К счастью для меня «отряд Лонсдейла» был среди тех, кого первыми перевезли через реку, до того, как немцы поняли, что происходит. Я не могу описать то чувство облегчения, которое охватило меня, когда эти девять дней и ночей в аду Арнема остались позади. Все остальные чувства временно притупились, осталось только понимание того, что я счастливчик, потому что выжил.

А потом на нас навалилась смесь печали и возмущения. Мы осознали, что все те жертвы, что мы принесли, оказались напрасными. С южного берега нас на грузовиках вывезли в Неймеген, который не так давно был освобожден 2-й армией. Там мы провели ночь. Утром замечательные голландцы устроили нам фантастический прием - их сердца и их дома были открыты для нас. Как чудесно было принять душ и наконец-то сбрить десятидневную щетину. На следующее утро на грузовиках нас доставили в Брюссель, а откуда самолетами - в Англию.

 

 

Источник

 

Воспоминания размещены на сайте Андриса Хукстры «Операция «Маркет-Гарден».

На русском языке публикуются впервые.

a перевод с английского Е. Хитряка.

 

 

Главная страница

Мемуары

 

Найти:

на сайте везде

 

 

 

 

5Вверх5

 

         
  Copyright © 2004 Glory in Defeat. All rights reserved.
Evgeny Khitryak & Vadim Ninov