Glory in Defeat

 

 

 
         

 

 

СОБЫТИЯ

 

 

август 1944 года

СОЗДАНИЕ 1-Й ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОЙ АРМИИ

 

 

 нажми, чтобы увеличить

Солдаты 82-й воздушно-десантной дивизии проходят строем мимо трибуны во время смотра 10 августа 1944 года.

 

*US National Archives*

 

 

10 августа 1944 года во время однодневной инспекции американских 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий Верховный главнокомандующий генерал Дуайт Эйзенхауэр представил личному составу новую организационную структуру в составе экспедиционных сил союзников - 1-ю воздушно-десантную армию.

 

Предложение о создании подобной штабной единицы было высказано несколькими месяцами ранее, на последнем этапе подготовки массированного вторжения войск союзников на континент. Инициаторами нововведения были британцы, которые еще в 1943 году сформировали для управления собственными воздушно-десантными подразделениями так называемую Штаб-квартиру воздушно-десантных войск. К началу операции «Нептун» (воздушно-десантной фазы высадки союзников в Нормандии) британская армия имела в распоряжении целый штат офицеров-десантников, уже больше года занимавшихся соответствующей административной работой, и британские представители в Верховном штабе Экспедиционных сил союзников (SHAEF) намекали, что, в случае положительного решения главнокомандующего, новое объединенное командование не будет иметь проблем с кадрами.

В ходе проведения операции «Нептун» острой необходимости в создании единого командования десантных сил, однако, не было. Британские и американские воздушно-десантные дивизии действовали достаточно независимо друг от друга. Тем не менее, многочисленные ошибки, допущенные в ходе высадки, наряду с осознанием факта, что в будущем воздушно-десантные операции потребуют куда более тесного взаимодействия подразделений двух стран, стали основным фактором, подтолкнувшим SHAEF к решению о создании 1-й воздушно-десантной армии. Трехмесячный перерыв между операциями «Нептун» и «Маркет» охарактеризовался кроме того серьезными изменениями в методике и способах использования транспортной авиации союзников. Изменения эти напрямую повлияли и на организацию воздушно-десантных операций.

 

Уже 10 июня генерал Эйзенхауэр одобрил идею сведения воздушно-десантных войск под единое командование, подчиненное напрямую SHAEF. При этом он внес дополнительное требование, без которого, по его мнению, эффективность новой структуры вызывала бы большие сомнения. Эйзенхауэр настаивал, чтобы новая штабная единица помимо десантных подразделений имела бы полный контроль и над частями транспортной авиации союзников. Фактически, Эйзенхауэр озвучил точку зрения генералов Джорджа Маршалла и Генри Арнольда. Командующий ВВС США генерал Арнольд еще в 1943 году высказал мнение, что для повышения эффективности подготовки и последующего боевого применения воздушно-десантные подразделения и Управление транспортной авиации должны быть подчинены одному штабу. Но тогда эта идея не получила поддержки Командования стратегической авиации США в Европе.

генерал-лейтенант

Фредерик Браунинг

 

*Imperial War Museum*

Теперь, вероятно, под впечатлением катастрофически неточной выброски десантников в Нормандии в ночь с 5 на 6 июня, поправка Эйзенхауэра практически не встретила возражений. Против выступил только командующий ВВС экспедиционных сил союзников главный маршал авиации сэр Трэффорд Лэй-Мэллори. Не желая упускать из своих рук командование транспортной авиацией, он заявил, что поправка Эйзенхауэра является ошибочной и идет вразрез с принципом единства управления военно-воздушными силами. Впрочем, Лэй-Мэллори не нашел поддержки даже в Имперском штабе. Там вели свою игру, делая ставки на то, что им удастся протащить в штат новой структуры значительное число британских высших офицеров. А на пост командующего новым штабом, по мнению британцев, мог претендовать только один человек -  генерал-лейтенант Фредерик «Бой» Браунинг.

Браунинг по праву считается создателем британских воздушно-десантных войск. За его плечами были Итон и в военная академия в Сандхерсте. В 1915 году, после окончания академии, Браунинг был направлен в Гвардейский гренадерский полк и в том же году награжден «Орденом за отличную службу». В период между мировыми войнами Браунинг сначала занимал пост адъютанта Королевской военной академии, затем был командиром 2-го гвардейского гренадерского полка в Египте. После Дюнкерка он некоторое время командовал сначала 128-й пехотной, а затем 24-й гвардейской бригадами. В октябре 1941 года Черчилль предложил Браунингу возглавить недавно провозглашенные воздушно-десантные войска Великобритании и в течение следующих трех лет он занимался формированием и обучением британских воздушно-десантных подразделений и разработкой доктрины их применения. Высокий, привлекательный, всегда с иголочки одетый, Браунинг был истинным офицером британской Гвардии. Но многие из его британских коллег, не говоря уже про американцев, считали Браунинга чересчур высокомерным и заносчивым.

Впрочем, если бы дело было только в личных качествах Браунинга, то традиционная британская чопорность и снобизм вряд ли помешали бы ему возглавить новую штабную структуру. Здесь вступали в силу иные факторы. По мере того, как доля американских войск и техники в экспедиционном корпусе союзников становилась все больше, у британских офицеров оставалось все меньше шансов оказаться на ключевых постах в штабах объединенного командования. Во вновь создаваемом формировании соотношение американских и британских сил (как воздушно-десантных, так и транспортных) приближалось к 2:1. Не могло быть и речи о том, что во главе его будет британский офицер, даже столь авторитетный специалист, как Браунинг. Однако найти достойную замену британскому эксперту воздушно-десантных войск оказалось не так-то просто. Попутно возник спор по поводу того, обязательно ли на посту командира объединенных воздушно-десантных сил должен быть офицер-десантник. После рассмотрения нескольких кандидатур и обмена депешами с генералами Маршаллом и Арнольдом, Эйзенхауэр остановил свой выбор на генерал-лейтенанте Льюисе Бреретоне, командире 9-й воздушной армии США, которой в тот момент было подчинено 9-е Управление транспортной авиации.

генерал-лейтенант

Льюис Бреретон

 

*US National Archives*

Бреретон окончил военно-морскую академию в 1907 году, но пробыл флотским офицером недолго. В 1911 году он перевелся в армию, а в годы 1-й мировой войны стал летчиком-истребителем. С начала второй мировой войны Бреретон сменил несколько высоких постов. В разное время он возглавлял ВВС США сначала на Дальнем, а потом на Среднем Востоке. В 1943 году его штаб был переведен в Англию, чтобы возглавить тактическую воздушную армию США в ходе предстоящего вторжения на Континент.

16 июля Бреретона известили о том, что его имя включено в список кандидатов на новую должность, а 2 августа он получил из SHAEF официальное уведомление о назначении. К уведомлению прилагалась личная записка Эйзенхауэра, в которой главнокомандующий просил генерала уделить особое внимание штурманской подготовке экипажей транспортных самолетов. Привыкший командовать истребительными частями, Бреретон воспринял новое назначение без особого оптимизма. С его точки зрения, командование транспортными самолетами равносильно было концу карьеры. Однако Бреретон взялся за дело с присущим ему напором. Первым делом он предложил бригадному генералу Флойду Парксу занять пост начальника штаба в новой структуре. На следующий день Бреретон назначил бригадного генерала Ральфа Стирли на должность старшего оперативного офицера, а бывшего офицера штаба 1-й американской армейской группы (созданной с целью одурачить немцев во время подготовки к высадке в Нормандии) бригадного генерала Стюарта Катлера сделал заместителем начальника штаба по планированию. Чтобы как-то компенсировать разочарование британцев, SHAEF предложил генерал-лейтенанту Браунингу занять пост заместителя командира Объединенного штаба воздушно-десантных войск. Бреретона проинформировали об этом 4 августа. А 5 августа эта находящаяся в эмбриональном состоянии штабная единица уже занялась планированием будущих операций.

Официальное объявление о создании Объединенного штаба воздушно-десантных войск состоялось 8 августа. Предложенное SHAEF название показалось Бреретону чересчур примитивным. Сопровождая главнокомандующего в инспекционной поездке по американским воздушно-десантным подразделениям, только что возвратившимся из Франции, Бреретон убедил Эйзенхауэра, что новая структура достойна носить более претенциозное название - 1-я воздушно-десантная армия союзников. Очевидно, Бреретон умел убеждать, потому что уже в тот же день в речи перед десантниками Эйзенхауэр использовал именно это название, а 16 августа  оно стало официальным.

В ходе инспекционной поездки Бреретон получил возможность лично взглянуть на солдат и офицеров, которыми ему предстояло командовать. Смотр 101-й воздушно-десантной дивизии состоялся на летном поле неподалеку от Хангерфорда. По просьбе Эйзенхауэра сюда были вызваны также пилоты 9-го Управления транспортной авиации. Офицер штаба 501-го парашютно-пехотного полка 101-й воздушно-десантной дивизии капитан Лоуренс Кричелл описал этот смотр в своей книге Four Stars of Heir:

«Это был очень тихий день. Личный состав дивизии был собран на летном поле, вызвали даже пилотов наших транспортных самолетов. Парашютисты беззлобно подшучивали над ними... Мы ждали примерно полчаса. Затем к трибуне подъехал автомобиль с четырьмя звездами на борту, и мы снова увидели этого дружелюбно настроенного солдата, посещавшего нас на летных полях Меррифилд и Велдом в ночь высадки на Континент. После короткой церемонии награждения он подошел к микрофону. «Солдаты в последних рядах, обращаюсь к вам - сказал он и сделал паузу, с улыбкой глядя на наши вытянувшиеся лица. - Поднимите руки, если вы слышите меня». С полдюжины рук взметнулось вверх».

 

 нажми, чтобы увеличить

Во время смотра 101-й воздушно-десантной дивизии на летном поле Хангерфорд 10 августа 1944 года.

 

*US National Archives*

 

После этого Айк произнес речь.

Встретится с вами - большая честь для любого из ныне живущих. Я хочу выразить мою благодарность вам за все, что вы сделали. Без вашего вклада величайшая операция, проведенная во Франции, возможно, потерпела бы поражение. Но ваши прошлые подвиги - это лишь часть того, что вас ждет в будущем. Я хочу представить вам 1-ю воздушно-десантную армию союзников, которую возглавит генерал-лейтенант ВВС США Бреретон, офицер штаба 9-й воздушной армии. Он прибыл сегодня вместе со мной, чтобы посмотреть на вас, ребята. Мы надеемся, что под его командованием воздушные десантники и экипажи транспортных самолетов станут как братья и будут воспринимать успехи друг друга, как свои собственные. Мы хотим, чтобы первое, что делали пилоты после возвращения, - это докладывали своему командиру, что десантные части высажены именно там, где было запланировано.

После беседы с солдатами и офицерами 101-й воздушно-десантной дивизии Эйзенхауэр и Бреретон отправились на летное поле Лестер Ист, где по этому поводу были построены подразделения 82-й «Всеамериканской» воздушно-десантной дивизии. Айк и здесь произнес речь, в очередной раз представив Бреретона и 1-ю воздушно-десантную армию, а затем подразделения «Всеамериканской» торжественным маршем проследовали мимо трибуны.

Несмотря на боль в поврежденном колене, Эйзенхауэр был доволен увиденным. Адъютант командующего капитан Батчер записал в своем дневнике:

«Айк впечатлен визитом в 82-ю и 101-ю дивизии... Десантники готовятся к следующей высадке. Боевой дух высочайший, они с честью прошли испытание боем».

Впечатлен был и Бреретон. Как всякий летчик, он с некоторым пренебрежением относился к солдатам сухопутным войск, однако десантники поколебали его сложившееся мнение. Он писал в своих воспоминаниях:

«После награждения солдат за храбрость, проявленную в боях в Нормандии, генерал Эйзенхауэр провел двухчасовой смотр 101-й воздушно-десантной дивизии. Он говорил со многими солдатами и офицерами и был удивлен тем, что они принадлежат к самым разным слоям населения Америки. Опрошенные ими были родом из 15 разных штатов, расположенных в противоположных концах страны...  Один из награжденных был пареньком ростом всего 5 футов и 2 дюйма и весящим не больше 120 фунтов. Сразу после высадки он попал в плен и пробыл там пять дней, но потом сумел бежать. Когда генерал спросил его, как ему удалось ускользнуть от немцев, паренек смущенно ответил: «Мой охранник проявил небрежность». «Как это понимать? Ты убил его?» - спросил генерал. Маленький десантник смутился еще больше: «Скажем так, генерал, в данный момент уже нет в живых».

 

 нажми, чтобы увеличить

Парад войск 82-й воздушно-десантной дивизии

в ходе смотра 10 августа 1944 года.

 

*US National Archives*

 

Организационно новая армия включала в себя в качестве американской компоненты: 18-й воздушно-десантный корпус (82-я, 101-я и 17-я воздушно-десантные дивизии и различные самостоятельные воздушно-десантные подразделения, такие как отдельный 507-й парашютно-пехотный полк, 878-й десантный батальон авиационных техников и пр.) и 9-е Управление транспортной авиации. Британская компонента состояла из 1-го воздушно-десантного корпуса (1-я и 6-я воздушно-десантные дивизии, польская отдельная парашютная бригада и подразделения Специальной авиадесантной службы), а также из 38-й и 46-й групп транспортной авиации Королевских ВВС. Однако с последними почти сразу же возникли проблемы, о которых будет сказано ниже. Штаб армии подчинялся напрямую SHAEF, а основными его функциями являлись: надзор за обучением войск, подготовка детальных планов воздушно-десантных операций (включая доставку грузов снабжения) и контроль над проведением этих операций от вылета войск к местам высадки до соединения их с наземными частями. На армию возлагалась также подготовка (совместно с SHAEF) перспективных планов применения подчиненных ей подразделений и согласование с командующими авиации и флота всех вопросов, имеющих отношение к деятельности воздушно-десантных войск.

Фактически же, воздушно-десантная армия осуществляла инициативное планирование в ответ на запросы командующих армейскими группировками сухопутных сил, не дожидаясь специальных директив SHAEF. При этом штабы армейских группировок, продвигающие те или иные операции, либо непосредственно участвовали в создании предварительного плана либо утверждали его. Только после одобрения предварительного плана командующим армейской группировки, начиналось детальное планирование операции. В отдельных случаях инициатива по предварительному планированию исходила от Бреретона или Браунинга. 3 сентября такая самодеятельность привела к конфликту между командующим армии и его заместителем. Бреретон, желавший во что бы то ни стало испытать на деле свою армию, спешно разработал план, получивший название «Линнет II». Операция была одобрена SHAEF, однако, против её проведения, к удивлению Бреретона, в категорической форме выступил Браунинг. Он даже пригрозил подать в отставку и заявил, что британские силы в подобной авантюре участвовать не будут. Как выяснилось, Браунинг с одобрения Монтгомери разработал свой собственный план, в котором были задействованы только силы британского воздушно-десантного корпуса. Этот план стал известен под кодовым наименование «Комета». В конце концов, обе операции были отменены, однако конфликт довольно негативно отразился на взаимоотношениях двух старших офицеров армии.

 

 нажми, чтобы увеличить

Комплекс зданий Саннингхилл-парк, в котором размещался штаб 1-й воздушно-десантной армии союзников.

 

*US National Archives*

 

Несколько слов следует сказать о полномочиях штаба 1-й воздушно-десантной армии в отношении сил транспортной авиации. Несмотря на указания Эйзенхауэра о передаче полного контроля над транспортными подразделениями ВВС новой штабной структуре, фактически 1-я воздушно-десантная армия получила под свое командование только американское 9-е Управление транспортной авиации. 38-я и 46-я авиагруппы Королевских ВВС сохранили относительную независимость. Это объяснялось тем, что 38-я группа была вовлечена в операции по снабжению грузами отрядов сопротивления, а часть самолетов 46-й группы осуществляла доставку грузов непосредственно для нужд Королевских ВВС. Объясняя свое желание сохранить контроль за этими подразделениями, Королевские ВВС апеллировали к тому, что американская 9-я воздушная армия и Стратегические воздушные силы США имели в своем распоряжении специализированные транспортные группы, занимавшиеся исключительно снабжением этих подразделений. Поскольку вопрос о передаче их 1-й воздушно-десантной армии даже не поднимался, то и Королевские ВВС вправе были рассчитывать на то, что их подразделения снабжения останутся в их ведении. Решено было, что 1-я воздушно-десантная армия будет получать контроль над двумя британскими авиационно-транспортными группами лишь на период проведения крупных операций. Из-за своего неопределенного положения британские подразделения транспортной авиации первое время даже не имели представителей в штабе Бреретона. Однако вскоре стало очевидно, что при проведения крупной воздушно-десантной операции они будут неминуемо задействованы, но в этом случае окажутся в весьма двусмысленном положении, поскольку не будут принимать участия в начальном планировании. Исходя из этих соображений 31 августа командир 38-й группы вайс-маршал авиации Лесли Холлингхерст предложил включить в штаб Бреретона группу представителей Королевских ВВС. Вчерне состав группы был согласован 6 сентября, а с 13 сентября представительство Королевских ВВС в штабе 1-й воздушно-десантной армии начало официально функционировать.

 

 нажми, чтобы увеличить

Современный снимок комплекса Мур-парк на окраине Лондона, в котором размещался штаб британского 1-го воздушно-десантного корпуса.

 

*After the Battle*

 

Еще одной «болевой точкой» новой армии стало крохотное подразделение, носившее аббревиатуру CATOR (Отдел контроля над действиями авиатранспортных частей). Подразделение было создано 1 июня 1944 года по инициативе Экспедиционных военно-воздушных сил союзников в качестве центрального органа, осуществляющего надзор за доставками грузов воздушным транспортом. Основным подразделением, которое было подчинено CATOR, стало все то же 9-е Управление транспортной авиации. Британские авиационные группы сумели и в этом случае сохранить независимость. К тому же переоборудованные в транспортные машины бывшие бомбардировщики 38-й группы Королевских ВВС плохо подходили для массовой перевозки грузов. Хотя 16 августа отдел был включен в состав 1-й воздушно-десантной армии, было очевидно, что интересы штаба армии (осуществление крупной воздушно-десантной операции) и интересы CATOR (доставка как можно большего числа грузов передовым подразделениям) являются взаимоисключающими. По мере возрастания запросов отдела, все отчетливее обнажался конфликт: очередная подготовка крупной высадки лишала CATOR львиной доли необходимого транспорта, что тут же вызывало недовольство командиров сухопутных подразделений, недополучающих значительную часть ежедневных поставок.

В таких далеко не простых условиях штаб 1-й воздушно-десантной армии приступил к планированию операции «Маркет» и многие ошибки, проявившиеся в ходе вторжения в Голландию, стали прямым следствием этих сложностей и имевшей место организационной неразберихи.

 

 

 

© Евгений Хитряк и Тео Груневельд, 2009

 

5Вверх5

 

 

Главная страница

События

 

Найти:

на сайте везде

 

 

 

 

 

 

 

         
 

Copyright © 2004 Glory in Defeat. All rights reserved.

Evgeny Khitryak & Vadim Ninov