Glory in Defeat

 

 

 
         

 

 

ДОКУМЕНТЫ

 

 

   ЖУРНАЛЫ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

  3-й парашютный батальон

1-я парашютная бригада

   1-я воздушно-десантная дивизия

 

 

 

 

17 сентября 1944 г.

07.00    Батальон организованно переместился на летное поле СОЛТБИ.

11.35    Батальон погрузился в самолеты.

14.00   Батальон приземлился в зоне высадки западнее АРНЕМА. Сбор подразделений и выдвижение к мосту в АРНЕМЕ.

17.00    Встречено первое сопротивление противника - пехота и два бронеавтомобиля. Рота В, двигаясь в авангарде, действовала эффективно, хотя и медленно, против пехоты, но оказалась бессильна против бронеавтомобилей, поскольку не имела противотанкового оружия в передовых взводах. Расчеты ПИАТов в тот момент, когда появились бронеавтомобили, были отведены в тыл, а 6-фунтовое орудие, приданное роте, находилось в транспортном положении и было подбито прежде, чем его сумели развернуть в сторону противника. Немецкий штабной автомобиль и 4 офицера были уничтожены. Потери роты В составили 5 человек (все ранены). Было взято в плен полдюжины вражеских солдат. До 18.00 всяческое продвижение батальона вперед было невозможно. Размещение - перекресток 685785 (примерно).

18.00    Рота С прошла через порядки роты В и направилась в обход противника к железной дороге, имея приказ следовать к мосту любым подходящим для этого маршрутом. Это был последний наш визуальный контакт с ротой С, хотя в течение следующего дня нам удалось еще раз связаться с ней по радио. Отчет о движении роты С к мосту, составленный сержантом Мэйсоном, приведен ниже:

 

18.00    Прошли через порядки задержанной противником роты В и свернули налево, направляясь к железной дороге. Наш приказ состоял в том, чтобы выйти к мосту. Я был командиром передового отделения. Мы наступали по плохой проселочной дороге и наткнулись на немецкого курьера, которого захватили в плен. Мы отправили пленного в штаб батальона в сопровождении рядового Дэвиса, повредившего ногу. Спустя 10 минут мы вышли к дорожной развилке неподалеку от железнодорожной линии и повстречали немецкий патруль - сержанта и двух солдат. Мы застрелили их. В этот момент мы поняли, что потеряли контакт с двумя другими взводами роты. Мы не стали спускаться к железной дороге, поскольку она проложена по впадине, а решили двигаться по проселку, который идет параллельно железной дороге. Пройдя всего 20 ярдов, мы увидели один из наших джипов, который приближался к нам, набитый немецкими солдатами. Мы залегли, но немцы заметили нас и ранили в обе ноги рядового Тиндли. Мы оставили с ним санитара рядового Мэдигана. Джип развернулся и уехал, но один немецкий солдат остался, чтобы из укрытия обстреливать дорогу. Мы быстро захватили его в плен. Мы двинулись дальше по дороге, но вскоре услышали, что приближается грузовик, и  устроили засаду. Рядовой Гуземан ранил водителя и поджег грузовик. Водитель выскочил из кабины, и младший капрал Ньюбери застрелил его. Сержант Грэхем вскочил, чтобы выстрелить в другого немца, который находился в кузове грузовика, но враг оказался проворнее и выстрелил первым. Сержант Грэхем был серьезно ранен в живот. Немец был почти сразу застрелен капралом Бартоном. К этому времени два других взвода догнали нас. По пути они напали на вражеский грузовик с боеприпасами, который сожгли, и убили четырех ехавших в нем немецких солдат. Уже смеркалось, так что мы продолжили движение вдоль железной дороги, пока не вышли к вокзалу Арнема. Мы следовали к мосту следующим походным порядком: 8-й взвод, штаб роты, 7-й и 9-й взводы. Город был пустынен, если не считать двух голландских полицейских, которые горячо приветствовали нас. Мы двигались к мосту по главной улице города. Незадолго до того, как мы достигли цели, передовой взвод уничтожил немецкий автомобиль с помощью гранаты Гэммона.

В 3.00 понедельника 7-й и 8-й взводы получили приказ переместиться на правую сторону аллеи, а штаб и 9-й взводы  - остались на левой. Мы были надежно скрыты в кустарнике. Мы вошли в контакт с саперами, приданными 2-му батальону. Вскоре после этого я услышал иностранную речь, доносящуюся с другой стороны аллеи, прямо оттуда, где размещались 7-й и 8-й взводы.  Позднее ротный посыльный сообщил нам, что немцам удалось застать врасплох 7-й взвод и целиком пленить его. Я и еще два сержанта отправились на разведку. Мы наткнулись на немецкого солдата, который закричал: «Руки вверх!». Мы открыли огонь, но не могли увидеть, попали ли в цель. Мы сформировали круговую оборону в кустарнике. Спустя несколько минут по нашей позиции открыл огонь пулемет, расположенный на значительном удалении, и ранил несколько человек. Нам приказали отходить к школе. Немногие прибыли на указанное место, я полагаю, что большая часть моих солдат направилась к другим домам, расположенным поблизости. Все раненые, кроме сержанта Уайта, благополучно добрались до школы. Примерно через полчаса я попытался пробраться к нашей прежней позиции, чтобы забрать сержанта Уайта, но обнаружил, что ее уже контролируют немцы. Тогда мы принялись превращать здание школы в опорный пункт.

 

18.00    Рота А, замыкающая колонну батальона, была атакована пехотой противника и обстреляна из минометов и орудий. Примерно 40 вражеских солдат было убито и 12 захвачено в плен. Заместитель командира роты А лейтенант Бакстер, лейтенант Басссель и сержант Хильярд-Тодд убиты. (Соглано устного рапорта майора Деннисона).

Ночь    Батальон, без роты С, сконцентрирован на участке примерно в 300 ярдах позади уже упомянутого перекрестка и провел здесь всю ночь.

 

 

18 сентября 1944 г.

08.30    Наступление продолжено следующим боевым порядком: рота В, штаб батальона, саперы, рота поддержки, рота А. Маршрут - главная дорога до 712775 и затем самым коротким путем к мосту. Наступление шло без происшествий до 730780. Рота В оказалась неспособна наступать далее, попав под прицельный и интенсивный огонь 88-мм орудий. Рота попыталась обойти противника с левого фланга, двигаясь ближе к железной дороге. Но это также оказалось невозможно. Примерно к этому времени становится ясно, что что-то произошло в тылу колонны. Противник перерезал дорогу, изолировав роту поддержки (минометный и пулеметный взводы) и роту А от остальной части батальона. Наблюдатели доложили о приготовлениях противника к контратаке на наши позиции в 730780, сообщалось, что пехоту поддерживают самоходные орудия.

10.00 - 16.00    Шесть зданий в упомянутой точке были заняты ротой В (лейтенант Хилл пропал без вести после артналета), штабом батальона и саперами. Связь с ротами А и С отсутствует. В течение этого периода дома атакованы самоходными орудиями и пехотой противника. Мы отвечали кинжальным огнем всякий раз, когда это было возможно. Восстановлен радиоконтакт с ротой С, которая сообщила, что занимает позиции в зданиях севернее моста, и имеет потери. Рота вступила в бой с 5 полугусеничными бронетранспортерами и мотопехотой, полностью уничтожив врага. Настроение у личного состава боевое и останется таковым, особенно если в ближайшее время им будут доставлены боеприпасы. Удалось наладить связь и с ротой А, которая сообщила, что они держат оборону и пытаются пробиться к нам. Роте А был передан приказ прорываться любой ценой и при первой же возможности направить к нам транспортеры с боеприпасами. Примерно в 13.00 начался минометный обстрел, который продолжался с разной степенью интенсивности все три следующих часа.

15.00    Примерно 20 человек из роты А и взвода охраны прибыли на транспортере. Отрядом командовал лейтенант Бурвош, который приложил все силы, чтобы отряд прорвался к нам. Его группа вынуждена была перемещаться на максимальной скорости, так что большинство солдат к тому моменту, когда они добрались до нас, были совершенно вымотаны. Они доложили, что с 10.00 их положение чрезвычайно тяжелое. Также доложено, что майор Деннисон, командир роты А, ранен в обе руки. Нет никаких известий от минометного и пулеметного взводов, которыми командует майор Хьюстон, командир роты поддержки. Командир приказал передать доставленные боеприпасы в занимаемые нами здания и распределить среди личного состава. Спустя короткое время после этого была отбита вражеская попытка проникновения на наши позиции. В ходе распределения боеприпасов майор Вэдди, командир роты В, был убит минометным снарядом. Командир батальона, помня про главную цель подразделения, приказал готовится к тому, чтобы оставить занимаемые позиции и попытаться прорваться к мосту, контратаковав в северном направлении, к железной дороге. Наши потери в этом районе не были серьезными, кроме майора Вэдди было убито не больше 3 человек, но я не имею информации о потерях среди саперов. Генерал, бригадир и начальник разведотдела к этому времени оставили нас и отправились своим собственным маршрутом.

16.00 - полночь    Приказ прорываться был отдан роте А и взводу охраны под командованием лейтенанта Бурвоша, штабу батальона, роте В и саперам. Наши попытки были скоро обнаружены, поскольку немецкие снайперы и пулеметчики разместились так, что простреливали все улицы вокруг нашей позиции. Передовой отряд роты А достиг подходов к железной дороге в точке 728782, но продвинуться далее не смог. 3 пулемета и 2 миномета препятствовали дальнейшему продвижению. В этом пункте вся сила была фактически окружена и раздроблена на две группы. Одна группа никак не могла пересечь улицу, чтобы присоединиться к другой. Первая группа, которой командовал командир батальона, состояла из роты А и части штаба батальона - общая численность ее составляла примерно 70 солдат и офицеров. Вторая группа под командованием капитана Дорриен-Смита имела примерно такую же численность.

Противник атаковал с различных направлений до сумерек, но оказался бессилен окончательно сокрушить нас. Это был образец боя, когда противники находятся в соседних зданиях. Обе группы сражались независимо друг от друга, хотя иногда и поддерживали друг друга огнем. Это происходило скорее спонтанно, чем умышленно. Ближе к вечеру враг бросил в бой танки, но те только обстреляли наши позиции трассирующими снарядами и убрались восвояси. План командира состоял теперь в следующем - если враг прекратит атаки, в темноте мы предпримем дальнейшие попытки добраться до моста.

В качестве маршрута движения был избран самый короткий - по прибрежной дороге, идущей параллельно Рейну. Выйти на нее мы должны в точке 735780 у большого здания, которое мы называли Павильон. (Вероятно такое название фигурировало в плане города, но полной уверенности у меня нет.)

 

 

19 сентября 1944 г.

02.30 - рассвет    Выдвижение с этой позиции прошло организованно и тихо. Здания одно за другим были эвакуированы, назначены офицеры и сержанты, отвечающие за перемещение своих людей к назначенным местам, хотя, если возможно, мы должны были передислоцироваться как цельное подразделение. План сработал. В двух точках вражеские пулеметы открывали огонь, но без потерь для нас. Мы достигли берега реки и начали наступление в восточном направлении, к мосту. Продвинуться дальше точки западнее понтонного моста оказалось невозможным из-за интенсивного пулеметного и минометного огня. Командир батальона приказал отступить к Павильону, где мы собирались создать опорный пункт и продолжить наступление при дневном свете. Наши потери составили примерно дюжину человек, включая офицера связи лейтенанта Дина, раненого в ногу, и старшину Лорда, раненого в руку. Обоих направили в госпиталь. В течение этого времени был установлен контакт с 1-м парашютным батальоном (ротой майора Старка), который наступал между прибрежной дорогой и рекой, и ротой Южно-Стаффордширского батальона, которая наступала по верхней дороге. Прибыла вторая группа под командованием капитана Дорриен-Смита. Располагая теперь всеми оставшимися силами батальона, командир решил с рассветом наступать следом за 1-ым батальоном и оказать ему всю возможную поддержку. Ось наступления осталась прежней - между Рейном и прибрежной дорогой. С момента получения последнего рапорта в понедельник днем нет никаких вестей от роты С.

Рассвет - 10.00    Наступление шло удовлетворительно до района, примыкающего к понтонному мосту (боевой порядок батальона - рота А под командованием лейтенанта Бурвоша, штаб батальона, саперы под командованием капитана Кокса, рота В под командованием капитана Дорриен-Смита). Раненые 1-го батальона начали следовать в тыл через наши порядки. Густой подлесок закрывал обзор и не позволял нам вести полноценный ответный огонь. Командиром батальона была проведена разведка района левее нашего местоположения для формирования там огневой позиции, но без особого успеха. Примерно в 7.30 плотный огонь противника был перенесен прямо на нас. Были задействованы пулеметы и несколько легких автоматических 20-мм орудий (вероятно, установленные на бронеавтомобилях). Вместе с этим начался интенсивный минометный обстрел. Командир батальона предпринял еще одну попытку отыскать место для огневой позиции, но снова безрезультатно. По его возвращении рост потерь в батальоне приобрел угрожающие размеры. Небольшие группы раненых отправлялись в тыл едва ли не каждую минуту. Командир провел экстренное совещание с двумя заместителями и офицером разведки. Решено было, что поскольку батальон постепенно уничтожается, не имея возможности вести ответный огонь, следует отступить к Павильону. Приказы, отданные командиром, состояли в том, чтобы все офицеры и солдаты отошли к этой точке тем путем, который для них наиболее безопасен. Никаких специальных директив по тактике перемещения не отдавалось, весь район, казалось, простреливался противником насквозь и спасение состояло в том, чтобы убраться отсюда как можно скорее. Отход начался немедленно. Потери были высокими.

Заместитель командира батальона, добравшись до Павильона, нашел здесь лишь горстку бойцов, включая капитана Дорриен-Смита (легко раненого) и капитана Кокса. Примерно в 100 ярдах западнее, в точке 723783, заместитель командира обнаружил лейтенанта Фрейзера и значительную группировку войск, состоящую из примерно 120 солдат разных батальонов бригады.

Лейтенант Фрейзер был отрезан противником днем ранее и собрал этих солдат воедино в надежде присоединиться к своему батальону. Отряд сформировал оборонительную позицию и дома, занятые им, были подготовлены к обороне. Лейтенант Клеминсон и капитан Дорриен-Смит также находились в этом районе и соседняя группа домов была занята теми солдатами батальона, которым удалось отступить с берега Рейна. Была и еще одна небольшая группа под командованием сержанта Каллагэна (примерно 12 человек) в точке 730780. Они также заняли здание и приготовили его к обороне.

Заместитель командира батальона вернулся к Павильону и разведал местность немного восточнее его. Здесь он не обнаружил никого, способного сражаться. В ближнем к Павильону доме он нашел второго заместителя командира батальона, который имел визуально подтвержденное пулевое ранение в ногу и, очевидно, был также ранен осколком в спину и грудь. Он дышал и говорил с трудом, но сумел сообщить, что командир батальона убит минометным снарядом. В следующем доме находились старшина Уотсон из роты А, раненый в ноги, и с ним один солдат. Пытаясь продвинуться далее на восток, заместитель командира батальона оказался отрезан противником и смог присоединиться к остаткам батальона только во второй половине дня в четверг 21 сентября.

16.00    После дня беспорядочных боев остатки бригады отступили к точке 706744, где они были распределены в юго-восточном секторе маленького изолированного периметра. Севернее размещались 150 солдат 11-го парашютного батальона, а юго-западнее - 60 солдат Южно-Стаффордширского батальона. Мы имели 4 противотанковых орудия. Наша группа состояла примерно из 120 солдат 1-го батальона под командованием лейтенанта Уильямса и 60 солдат 3-го батальона под командованием капитана Дорриен-Смита.

Ночь    Ночь прошла сравнительно спокойно и большинство солдат получили несколько часов столь необходимого им сна.

 

 

20 сентября 1944 г.

08.00    Первая атака противника вдоль дороги с востока. 2 танка или самоходных орудия, поддержанные примерно 20 пехотинцами. Передний танк был несколько раз поражен одним из наших 6-фунтовых орудий и в конце концов подбит, второй отступил вместе с пехотой в северном направлении.

12.30    Майор Лонсдэйл, заместитель командира 11-го парашютного батальона, прибыл, чтобы взять на себя командование периметром. Он доставил новости, что 30-й корпус начал сегодня свое долгожданное наступление и что 4-й парашютный батальон, как ожидается, в течение дня выдвинется на позиции севернее нас.

16.00    Противник выдвинул противопехотное орудие и, спустя некоторое время, начал причинять нам неприятности с защищенной позиции возле сгоревших танков. Огонь нашего миномета вынудил врага отступить.

18.00    Пулеметный расчет и несколько снайперов просочились на нашу передовую позицию, что привело к потерям. 6-фунтовка обстреляла дом, в котором засел враг, а лейтенант Кларксон и группа автоматчиков добили всех выживших немцев, потеряв двух человек ранеными.

18.30    Массированная атака противника - как обычно танки или самоходки, поддержанные пехотой. 11-й парашютный батальон частично оттеснен. Несколько домов подожжено и оборонять их невозможно.

18.45    Вся группировка отошла к главному периметру обороны дивизии. Противник не сумел распознать наши действия и нам удалось избежать потерь.

Ночь    Бригада окопалась в районе, примыкающем к точке 699771.

 

 

21 сентября 1944 г.

15.30    Остатки 1-й парашютной бригады на позициях у церкви реорганизованы. Майор Буш принял командование бригадой и другими войсками, размещенными западнее церкви.

Бригада заняла оборону на позиции, которую до этого защищали примерно 20 солдат Южно-Стаффордширского батальона под командованием майора Кейна и элементы 11-го парашютного батальона. Сборный отряд включает в себя 2 офицеров, 43 военнослужащих других званий из 3-го батальона и примерно 100 военнослужащих 1-го батальона под командованием капитана Кэйрда и лейтенанта Таррелла, 3 солдат 2-го батальона, несколько дюжин пилотов планеров. В районе размещены 4 орудия лейтенанта Арти и примерно 40 солдат и сержантов под командованием капитана Уилкинсона и лейтенанта Лича. Позиция была занята с наступлением темноты, в течение всей ночи продолжались работы по самоокапыванию. К рассвету была оборудована позиция и для одного польского 6-фунтового орудия. На рассвете 11-й парашютный батальон отступил к церкви по приказу майора Лонсдэйла.

 

 

22 сентября 1944 г.

07.00    Сектор обороны 3-го батальона атакован 50 пехотинцами врага, сектор 1-го батальона - 30 пехотинцами. Атака отбита без потерь.

11.00    Атака пехоты при поддержке двух танков. Атака снова отбита. Вражеская пехота понесла потери от огня 3-дюймового миномета, которым руководил сержант Уиттингэм (1-й парашютный батальон).

 

Начиная с этого времени и вплоть до момента эвакуации вражеские атаки имели такую частоту, что невозможно детально описать каждое из этих нападений. Все атаки в светлое время суток осуществлялись танками и пехотой, а по ночам патрули противника пытались скрытно проникнуть на нашу территорию. Артиллерийский и минометный обстрел был особенно сильным перед закатом в субботу 23 сентября и в полдень понедельника 25 сентября. Лейтенант Клеминсон был ранен и переведен на пункт первой помощи в субботу. Лейтенант Эванс (Южно-Стаффордширский батальон) был ранен в воскресенье и  убыл в госпиталь. Лейтенант Таррелл принял командование сектором обороны 3-го батальона. Лейтенант Лич и канадский офицер, фамилию которого я не помню, были убиты в понедельник 25 сентября, капитан Уилкинсон ранен в это же время. Из других погибших я помню только сержанта Блэкли и сержанта Чэндлера. Имен прочих я просто не знаю.

Против танков имело место исключительно смелое использование ручных гранатометов (когда мы располагали боеприпасами к ним) и даже определенный артистизм в обращении с ними. Майор Кейн показал себя как первоклассный стрелок из ПИАТа. Пехотинцы противника, пытавшиеся просочиться на наши позиции, получали энергичный отпор. 3-дюймовый миномет оказался ценнейшим средством поддержки таких действий. Если снайперов не могли выбить из домов, применяя уже упомянутую методику артистической стрельбы, отдавался приказ обстреливать здания прямой наводкой. Это обычно предотвращало дальнейшие поползновения пехоты противника.

Самая крупная атака имела место в 11.00 в понедельник 25 сентября. Мы находились в совершенно отчаянном положении, когда внезапно снаряды артиллерии 30-го корпуса начали падать как раз там, где нужно. Я не знаю, кто корректировал этот огонь. После этой атаки у нас не осталось вообще никакого противотанкового оружия. Но противник не предпринимал дальнейших попыток прорваться. Интенсивный минометный и артиллерийский обстрел, длившийся всю вторую половину дня, стал причиной многочисленных потерь.

16.00    Пришло известие из штаба, что мы, вероятно, будем эвакуированы в течение следующей ночи. Мы не имели возможности связаться со штабом иначе, чем через курьеров, и подобная связь была весьма ненадежной. Подготовительной работой по эвакуации занимался майор Буш на тот случай, если приказы не смогут быть своевременно переданы в наш сектор.

20.00    Патруль из 20 солдат был отправлен из сектора обороны 1-го батальона, захвачен один пленный - немецкий матрос, который сообщил, что сегодня утром прибыл из Роттердама.

22.30    Получены приказы на эвакуацию.

23.30    Эвакуация началась и была на 100% успешной, поскольку на рассвете весь наш отряд оказался переправленным.

В течение 4 дней боев в этом районе периметр так и остался не прорванным. Четыре немецких танка были уничтожены - один огнем гранатомета, один огнем артиллерии и два людьми лейтенанта Арти. Еще два танка были серьезно повреждены. Потери пехоты противника оценить трудно, но они, несомненно, были значительными. Из 3-го батальона примерно 30 человек способны были выдвинуться к реке после получения приказа об отступлении. Я думаю, что все они благополучно переправились за Рейн.

Не способные передвигаться раненые были оставлены в подвалах зданий на попечении дружественного местного населения. Посты первой медицинской помощи были уведомлены о местоположении раненых.

Я не могу ничего сообщить ни о роте С, которая прибыла к мосту в Арнеме в середине ночи с 17 на 18 сентября, ни об элементах роты А, которые так и не смогли присоединиться к нам в понедельник 18 сентября, ни о минометном и пулеметном взводах под командованием майора Хьюстона, контакт с которыми был утрачен в тот же день. Несколько солдат из пулеметного взвода сражались в составе сборного отряда 3-го батальона с четверга 21 сентября и до самой  эвакуации.

 

 

Источник

 

Документ был опубликован в юбилейном сборнике, выпущенном Парашютным музеем

к 55-й годовщине операции «Маркет-Гарден».

На русском языке публикуется впервые.

a Перевод с английского Е. Хитряка.

 

 

5Вверх5

 

 

Главная страница

Документы

 

Найти:

на сайте везде

 

 

         
 

Copyright © 2004 Glory in Defeat. All rights reserved.

Evgeny Khitryak & Vadim Ninov